Тётушка Справедливость

человек, общество, психология

Previous Entry Share Next Entry
Память человека и культура народа
aunty_justice
память 2Исследователи подтвердили, что наша культура помогает формировать то, как мы помним наше прошлое, и как далеко простирается наша память. Спросите европейца о его самом раннем ярком воспоминании. Скорее всего, вы услышите нечто вроде «Свадьба маминого брата, мне было 3 года», или «Папа принес в дом щенка. Мне было почти 4». Все, что происходило до трех с половиной лист, для нас – чистый лист. Потому что все мы имеем то, что Фрейд назвал «амнезией детства» - неспособность помнить самое раннее детство.
Однако, если спросить коренного новозеландца о его самом раннем воспоминании, то окажется, что амнезия детства закончилась немного раньше. Первые воспоминания новозеландца будут касаться, например, посещения похорон родственника в возрасте 2.5 лет. А вот китайский или корейский взрослый, с другой стороны, не вспомнит ничего раньше своего четырехлетнего возраста.

Конечно, память широко варьируется от человека человеку. Но за прошлое десятилетие исследователи обнаружили, что в разных культурах разница между первыми воспоминаниями может составлять до двух лет. А это уже не несколько месяцев, это – значительный разрыв, который сразу рождает вопрос, почему так происходит. Этим вопросом занималась Мишель Лайхтман, психолог в Университете Нью-Хэмпшира. Она пришла к выводу, что причина кроется в функции памяти, в ее значении для разных культур. Другими словами, способ, которым родители и другие взрослые обсуждают события в жизни ребенка, влияет на то, как именно дети впоследствии будут помнить те события. Люди, которые растут в обществах, сфокусированных на индивидуальной истории каждого человека (западные страны), и люди, растущие в обществах, сосредоточенных на истории каждой конкретной семьи (новозеландцы), будут иметь разные, и часто более ранние воспоминания детства, чем люди, которые растут в культурах наподобие азиатских, где ценят, в первую очередь, солидарность и сплоченность, а не обособленное существование.
Надо сказать, что память в связи с принадлежностью к культуре изучали и до М. Лайхтман. Так, в 1994 году психолог Мэри Маллен издала первое исследование, сравнивающее возрасты первых воспоминаний в разных культурах. Ее исследование было опубликовано в журнале «Познание» (Congition, 1994, издание 52, № 1). В ходе эксперимента она попросила более 700 студентов (европейцев, азиатов и американцев азиатского происхождения) описать их самые ранние воспоминания. Выяснилось, что у европейцев первые воспоминания случались примерно на полгода раньше, чем у азиатов и азиато-американцев. В следующем году Маллен провела такое же исследование с американцами европейского происхождения и коренными корейцами. В результате она нашла еще большее различие: разница между сроком первых воспоминаний – почти 16 месяцев! Исследование было опубликовано в «Познавательном развитии» (Cognitive Development, 1995, часть 10, № 3, стр. 407-419), и на его результатах базировались уже другие ученые. Например, Харлин Хэйн, которая изучает культуру и память в Университете Отаго (Дандин, Новая Зеландия). Хэйн рассмотрела самые ранние воспоминания среди европейцев, азиатов и новозеландцев племени Маори. Ее исследование было издано в журнале «Память» (Memory, 2000, издание 8, № 6, стр. 365-376). Оно показало, что в среднем, как в исследованиях Маллен, первые воспоминания азиатских взрослых были позже, чем у европейцев (в возрасте 57 месяцев и 42 месяцев соответственно). Но Хэйн также нашла, что воспоминания взрослых Маори были еще более ранними, и относились к возрасту 32 месяцев. А ведь это чуть больше 2,5 лет!

Эти различия можно объяснить моделью социального взаимодействия, которую развила Кэтрин Нельсон, психолог из Университета Нью-Йорка. Согласно этой модели, автобиографические воспоминания не развиваются в вакууме; взамен мы сами кодируем воспоминания о событиях, когда обсуждаем их со взрослыми. Чем больше те взрослые поощряют нас прясть сложный и детализированный сюжет рассказа, тем более вероятно, что впоследствии мы будем помнить детали. Эта модель также применяется для объяснения различий в воспоминаниях между культурами. М. Лайхтман и ее коллега Дэвид Пиллмер исследовали эффект, который более внимательные матери оказывают на детей. Они тратят много времени на разговоры с детьми о прошлых событиях, и поощряют их самих рассказывать им детализированные истории из ежедневной жизни. Другие матери, напротив, говорят меньше о прошлых событиях, и склонны задавать закрытые, а не открытые вопросы.
Лайхтман пригласила преподавателя дошкольных классов посетить участниц ее эксперимента. На следующий день она обратила внимание на то, как матери говорят со своими детьми об этом посещении, и определила, насколько они использовали сильно детализированный или низко детализированный стиль беседы. Три недели спустя исследователи спросили детей, что они помнили о посещении. Результат оказался предсказуем: дети матерей, который уделяли больше значения деталям, помнили больше подробностей. Исследование было опубликовано в «Познавательном развитии» (Cognitive Development, 2000, издание 15, № 1, стр. 99-114). семья маори
В целом, как говорит Лайхтман, родители в азиатских культурах чаще общаются в низко детализированном стиле, чем родители в Соединенных Штатах. А вот Х. Хэйн заметила, что культура Маори даже больше сосредоточена на личной истории, чем американская: Маори придают огромное значение прошлому, - как личному, так и семейному. Ключ здесь – в семейности, в истории семьи, в противном случае между Маори и американцами не было бы такого огромного отрыва в возрасте первых воспоминаний.

Конечно, влияние культуры на память – это не новая идея, но я говорю здесь про Лайхтман потому, что она стремится выявить широкое разнообразие механизмов, которые вызывают это влияние. Ее коллега по экспериментам Д. Пиллмер, работающий в Университете Нью-Хэмпшира, тоже ведет исследования ранней памяти, но в несколько ином аспекте: он изучает воспоминания о самых ранних мечтах. Мечты – это всегда нечто глубоко личное, и единственный способ, которым кто-то может о них узнать, это если вы сами ему расскажете. Поэтому для Пиллмера мечты - интересный тест модели социального взаимодействия. Он и его ассистент обнаружили, что (как они и предполагали), средний возраст европейцев для их первой запомнившейся мечты – 5.6 лет, в то время как азиаты помнят, о чем они мечтали с 6.4 лет.
Еще один интересный момент, касающийся воспоминаний (и не только из детства): мы помним то, что нам нужно помнить. Лайхтман и другие исследователи подчеркивают, что их исследования не подразумевают, что европейцы или Маори имеют лучшую память, чем азиаты. Вместо этого, Лайхман объясняет, что люди имеют такие типы воспоминаний, которые нужны им, чтобы адаптироваться в обществе, которое они населяют. В США, например, для социальной адаптации нужны детальные рассказы о детстве. По мнению Лайхтман, рассказать историю о личном прошлом – значит, установить контакт с другим человеком. Это уместно в культуре, которая ждет, что каждый человек будет особым. Во взаимозависимо ориентированных культурах центр силы – не в индивидуализме, а в тесных связях между людьми, которые индивидуализм, наоборот, ослабляет. Поэтому такие культуры ждут от людей гармонии межличностных отношений, умений вести совместную работу; при этом способ, которым люди устанавливают контакт друг с другом, реже предполагает глубоко личные воспоминаний о событиях детства. Конечно, такими историями делятся, но среди близких друзей: рассказывать такие вещи всем подряд непринято. В других культурах это отношение к частному прошлому другого – совсем не такое. Как говорит Лайхтман, для многих американцев отсутствие такого демонстративного интереса к личному прошлому другого человека – это дикость, потому что они считают, что самое главное, что делает нас такими, какие мы есть, это наши личные воспоминания.

Интересно, что один из родоначальников социальной психологии Гюстав Лебон считал как раз иначе: что такими, как мы есть, нас делает в первую очередь опыт наших предков, во вторую и третью – воспитание и окружение. И уже потом мы становимся собой. Впрочем, об этом – в другом посте.
память

?

Log in

No account? Create an account